Я разучилась заворачивать гадости в красивые обертки и прикреплять бантик. А раньше, я поступала именно так или просто проглатывала кусками, на случай вдруг голод можно обдурить…

Ведь если, блюдо вышло так себе, то можно его красиво подать, добавить привычный любимый соус, ну все таки съесть как-то, чтобы выжить. Потом бывает, тошнит, но когда это состояние постоянно десятки лет с какого-то момента, который не помнится, потому что просто так было, было всегда. И это состояние становится привычной нормой.  А когда вдруг, по каким-то сложившимся неожиданно обстоятельствам ты пробуешь настоящее, хорошо с любовью приготовленное, то, чего всегда хотелось, приходит понимание, что то сырое, подгоревшее под соусом не заходит, и даже завернуть его в прежде красивую обертку никак не выходит. И тогда накрывает Ужас… Потому, что приходит понимание того, что тебя с самого рождения кормили тщательно замаскированной дрянью, которую ты сама же долгие годы заворачивала и замаскировывала под деликатес. Но самое страшное, ты кормила этим других, с полной уверенностью, что это лучшее, что может быть и «должно быть» именно так приготовлено и подано. Но я не о еде…

Я о родительской любви, принятии и поддержке, о близких отношениях, первых которые получает ребенок в этом мире. Тех отношениях, которые потом формируют всю его дальнейшую жизнь и его внутреннее «Я», самооценку, самоопределение, ценности и потребности, восприятие людей и окружающего мира. И этот ужас он так велик, он заслоняет огромную боль и обиду, огромную дыру - маленького нелюбимого ребенка. Ребенка рожденного не для того, чтоб привести в этот мир новую отдельную свободную жизнь, а по каким-то другим странным для меня порой обстоятельствам. Например, чтобы не быть одиноким «было кому в старости стакан воды подать», муж будет «больше любить», «у всех в этом возрасте уже есть дети»,  «родители давно внуков хотят», «залетела» ну и т.д., у каждого своя боль и своя история.

Природа боли очень похожа, за ней Страх, страх отверждения, который родом из детства. Но почему? А потому что его транслировали родители, часто без сознательно, и при этом, функционально и внешне проявляя «заботу» и «внимание», возможно даже лишнее, а бывает наоборот просто относились попустительски, вручая всю огромную ношу ответственности, принятия решений, выполнение действий на маленькую неокрепшую, только формирующуюся личность. Да, эти родители и сами обладают внутри аналогичной «дырой», сами нуждаются во многом, сами не получали безусловной любви и просто не знают как это, но все это никак не облегчает тех чувств и явлений с которыми приходится сталкиваться ребенку, а потом взрослому уже человеку не способному опираться на себя и доверять себе - человеку с «недоформированным внутренним «Я».

И вот, выросла такая девочка с огромной дырой внутри и будет искать она любыми сознательными и без сознательными способами как эту дыру заполнить, влипать в разные зависимые отношения, заботиться обо всех и вся, будет удобной, лучшей, сверхсильной, да все что угодно, лишь бы ее любили, ценили, принимали. В каждом своем партнере, хоть мало-мальски оказавшем ей «любовь и внимание» будет она видеть  ангела в белых одеяниях. А ангелы, как известно на земле не живут, и в какой-то момент она начинает замечать, что он не белый, а серый или серо-бурно малиновый, или с другими разными отпечатками жизни, и любит он не совсем так, и вообще бесит. И начинается проигрывания процесса сепарации, который с родителями так и не произошел во время, по возрастному сценарию.

А не произошел это процесс потому, что сбросить с пьедестала родителей, принять их 50т оттенков не удавалось, сделать это значило бы признать, что есть то, что от них никогда не получить - никогда не получить их безусловную любовь и признание, никогда не отпустят они тебя от себя, так как, ты им нужен, именно нужен для себя, и тогда нет у тебя право их подвести и быть другим не таким как они, иначе… А вот, иначе не возможно для ребенка, потому что его мир это его родители, они вся его огромная вселенная.

И вот попала девочка к психологу, потому что плохо ей, тяжело, не понятно как жить по-другому, а ведь хочется, но « как?» это совсем неизвестно. Потому, что умеем мы по умолчанию жить только так, как наши родители и знаем, и понимаем про себя изначально, только то, чему они нас учили своим поведением, ощущаем именно то, что они нам без сознательно транслировали. Именно, это записывается на чистый детский «винчестер», как основное программное обеспечение, которое дальше функционирует на материнской плате, или другими словами на генетическом фонде, который мы наследуем от наших папы и мамы.

И вот проходит какое-то n-е количество часов терапии, и огромная  дыра внутри образом затягивается, медленно уменьшаясь, она заполняется жизнью, «недопрожитыми» чувствами, пониманиями. Девочка узнает и принимает себя неудобную, противную, капризную, маленькую, беспомощную, одинокую.  Она учится хотеть для себя, любить себя, безусловно, маленькими кусочками, дарить себе радости, жалеть себя и не давать в обиду.  Потом девушка учится  отстаивать себя и свои ценности, не стыдиться своих мыслей, идей, своей жизни, своей природы и уязвимости. Но, самое сложное остается отделить себя от родителей, которые являются частью тебя не только генетически, но и психологически.

Ведь, каждое их слово или действие в твой адрес вызывает по-прежнему целый ряд чувств, которые были всегда, но прятались ранее за тем, всепоглощающим, мало осознанным Ужасом, не дававшим приблизиться в сторону себя, своего «Я». Родительские части неким образом находятся внутри, но кроме них появляется своя часть - свое большое и более сильное «Я», которое уже способно управлять родительскими частями внутри. И тогда болезненно, не одномоментно, сепарация от родителя все же происходит, но как любой кризис, требует этот процесс, силы, уверенности и поддержки, которую можно получить во время терапии.

Что же происходит в терапии? Психологическое взросление, внутреннее изменение, обретая которое в жизнь приходит и другое внешнее (люди, события, отношения, жизнь), такое желанное и изначально недостижимое «как?»

А в жизнь, приходит момент, когда родитель со всеми его 50тю оттенками становится такой же реальный смертный, как и другие обычные, чужие люди бродящие рядом в жизни. Родитель, становится виден, просто другим со своей другой реальностью. И уже, приближение о отдаление от родителя происходит осознанно, из «хочу», не сопровождается уже чувствами вины и стыда «плохая, неблагодарная дочь или сын», то есть делается не из «надо» и «должна», тогда и происходит, то самое принятие, и та самая сепарация. Завершение процесса сепарации не зависит уже не от каких физических расстояний и даже от того жив этот родитель или он уже очень далеко. Он просто есть и существует в сердце всегда, такой какой есть, со своей реальностью, своей иной жизнью и своим правом на бытие в этом мире.